40-тысячная коллекция

Всего по составленной при передаче городу Лихачевского собрания для создания музея описи коллекции Андрей Федоровича Лихачева значится:

а также хрусталя, коллекции эмалей, стекла, мозаики, серебра, камней и пр., всего в описи, кроме монет числится 14594 единиц, в общей сложности в Лихачевский отдел вошло 39920 предметов.

Вместе с этими вещами, музею были переданы книги из библиотеки А. Ф. Лихачева – 780 названий (1470 томов) книг по археологии и нумизматике, а также рукописи коллекционера. Где в настоящее время находятся  книги неизвестно, вероятнее всего они попали в 1920 — 1930 –годы в разные книгохранилища, некоторые книги встречаются в библиотеке им. Н. И. Лобачевского. Там же хранятся в настоящее время и рукописи коллекционера, где они образовали «Архив А. Ф. Лихачева».

Заметим, что тогда, в 1891 году, в музей была передана значительная коллекция А. Ф. Лихачева, но не вся. Многие предметы поступили в музей позже, о чем речь впереди.

Несомненно, что большинство предметов (по количеству) в поступившем в музей собрании составляли монеты и медали.  А. Ф. Лихачев действительно славился как нумизмат, высоко оценил его труды  в области нумизматики председатель Московского нумизматического общества В. К Трутовский в одной из первых опубликованных научных биографий коллекционера (вышла в I томе Трудов Московского нумизматического общества в 1898 году).

У  В. К. Трутовского сложилось впечатление, которое он и отстаивал в своей статье,  что делом жизни А. Ф. Лихачева была именно нумизматика. Известный московский ученый высоко оценивал нумизматическую коллекцию и научные труды по нумизматике казанского собирателя, считая особенно ценной в ее составе коллекцию восточных монет, занимающую, по его словам  «львиную долю» в собрании А. Ф. Лихачева

Действительно, монеты, представленные в Лихачевском отделе Казанского городского музея собраны не дилетантом. Ценность нумизматической коллекции состоит еще и в том, что А. Ф. Лихачев скрупулезно изучал каждую монету и составил  их описи, поражает и то, что каждая монета коллекционером любовно  вложена в отдельный пакетик с подробными сведениями о каждой из них с указанием места находки или приобретения, суммы, уплаченной за монету, ссылки на литературу.

Благодаря собирательской деятельности коллекционера музей располагал превосходной коллекцией золотоордынских (джучидских) монет. Здесь также представлены античные, западноевропейские, русские, болгарские  монеты. Особенно много монет восточных стран, к ним у коллекционера был особый интерес.[1]

В результате поступления этих сокровищ в городской музей, Казань могла похвастаться одной из крупнейших нумизматических коллекций в России, отражавшей историю древних государств, существовавших в древности в восточной части огромной империи и их связи со странами мира, в первую очередь, Востока.

Не менее интересна и важна археологическая коллекция А. Ф. Лихачева. Первым ее исследователем, как и нумизматики, был сам коллекционер, написавший не одну статью о тех или иных предметах.  Он гордился, прежде всего, своей коллекцией каменного века и  болгарской коллекцией. Ученые – археологи, искусствоведы неоднократно обращались и до сих пор обращаются в своих  трудах  к описанию и характеристике, как всего археологического собрания, так и  отдельных его частей, предмет к предмету, собранных неутомимым коллекционером.

Деятельность его на этом поприще подробно рассмотрена в специальной статье М. Худякова под названием «А.Ф. Лихачев как археолог», опубликованной в 1922 году в знаменитом журнале «Казанский музейный вестник» (№2). Поскольку  в настоящее время этот журнал стал библиографической редкостью, позволю себе немного остановиться на характеристике М. Г. Худяковым археологической коллекции А. Ф. Лихачева.

М. Г. Худяков считал, что наиболее ценная в собрании Лихачева его болгарская коллекция: «… действительно, ему удалось составить большое собрание, вызывающее справедливое восхищение». Подводя итог деятельности Лихачева, он писал, что главными его заслугами являются: «составление наиболее полной и содержательной коллекции по Болгарской культуре, первое аналитическое исследование и обобщение этой культуры, открытие неолитических стоянок в долине реки Волги, открытие античных древностей в Среднем Поволжье, открытие «чудских» элементов в болгарской культуре,  первый систематический обзор древностей бронзового века Волжско – Камского края».

В результате коллекционерской деятельности А. Ф. Лихачева Казанский городской музей  имел в своих фондах уникальные вещи: найденные в Спасском, Тетюшском, Лаишевском и других уездах Казанской губернии: классическая болгарская керамика, большое количество привозных стеклянных разноцветных бус, много изделий из бронзы и железа – украшения, зеркала, фрагменты костюма, оружие, предметы из кости и рога (это  стили для письма, гребни, шахматные фигуры и т. д.).

Здесь было много вызывающих повышенный интерес у исследователей и у рядовых посетителей музея предметов, например, бронзовые болгарские зеркала, так называемые сфероконические глиняные болгарские сосуды, оригинальные болгарские замки, знаменитые болгарские боевые топоры и пр.

Большую научную ценность представляют в коллекции Лихачева и так называемые большие сасанидские серебряные блюда, найденные на территории Казанской губернии. На одном из них изображен сасанидский (иранский) царь Пероз во время охоты (ориентировочно  V век). Интересно, что это блюдо имеет отверстия, наличие которых сам А. Ф. Лихачев объяснял  тем, что серебром от этого блюда пользовались для изготовления украшений до того, как он приобрел это блюдо в 1888 году в Чистополе у торговца серебряным ломом.[2]

В Лихачевском отделе городского музея посетители могли видеть не только местную археологию, но и предметы из Древней Греции, среди них особую ценность представляет подлинный кратер —  греческий керамический сосуд красного цвета, который может украсить экспозицию любого музея мира.

Лихачев привез в Казань и предметы древнеегипетские – до сих пор сохраняются мумии, саркофаг и их фрагменты, предметы погребального культа, сосуды, небольшие статуэтки египетских богов Осириса, Исиды и др.[3] Здесь же были представлены неизвестно как попавшие в коллекцию Лихачева древние американские вещи, относящиеся к культуре древних индейцев  Перу  I – VIII веков.

Особый интерес представляет этнографическая коллекция А. Ф. Лихачева. В отличие от нумизматической и археологической, она меньше всего подвергалась изучению как единое целое, но  ее отдельные предметы неоднократно использовались в исследованиях этнографов и искусствоведов.[4] Принято считать, что Лихачев этнографией занялся лишь в конце жизни, эту точку зрения выдвинул сын коллекционера  — Александр. Однако это не подтверждается фактами, поскольку другие документальные источники свидетельствуют о том, что этнографические предметы в коллекции Лихачева были уже в 1860 – х годах.

А. Ф. Лихачев действительно не издал ни одной работы по этнографии, но сохранились его рукописи и письма, свидетельствующие о том, что он всерьез и довольно рано начал заниматься этнографией.

В ОРРК сохранилась его рукопись «К татарским одеждам», где он рассматривает одну из деталей женской татарской одежды – перевязь, называемую «хасите». Давая ее подробное описание, А. Ф. Лихачев в то же время анализирует общие черты этого украшения, пользуясь при этом предметами из собственной коллекции.

Отрадно отметить, что, изучая образцы одежды, украшений, Лихачев стремился сопоставить народную культуру разных народов, так, отмечая самобытность татарской одежды, он в то же время считал, что она оказала большое влияние на русскую одежду. В одном из писем к П. С. Уваровой, Лихачев писал о своей коллекции татарской одежды: «В этой коллекции можно встретить не мало таких вещей, которые могут разъяснить наши русские моды XVI – XVII веков”.

А. Ф. Лихачев понимал большое научное значение собираемых им старинных татарских предметов одежды и убранства, считая, что,  «этнографическое значение их очень важно», потому что из всех народов Казанской губернии «одни татары в своих предметах убранства сумели выразить и сохранить действительно азиатское великолепие». Кроме того, предметы, собираемые и любовно сохраняемые им,  были важны еще и потому, что, по словам коллекционера, они «принадлежат к таким, которые в настоящее время совершенно вышли из употребления в здешнем крае».

Коллекция татарских украшений и одежды была действительно великолепна –хранящиеся в казанских музеях, они и сейчас поражают своей роскошью. Лихачев собирал очень красивые, зачастую довольно дорогие вещи, которые могли принадлежать лишь очень богатым людям: шитые золотом по шелку и парче салфетки, полотенца, скатерти, намазлыки – молитвенные коврики, богато орнаментированные предметы убранства интерьера (пологи, занавеси и пр.)

В Лихачевском отделе городского музея были представлены расшитые золотными и серебряными нитями мужские головные уборы татар – тюбетейки, очень интересна коллекция женских калфаков, представляющая постепенное развитие этого головного убора на протяжении почти целого столетия – от довольно длинных трикотажных, украшенных богатой вышивкой, бытовавших в начале XIX века до небольших бархатных, орнаментированных бисером и вышивкой золотными нитями, появившиеся в обиходе у татарских женщин во второй половине века.

Великолепны татарские украшения – это подлинные произведения искусства татарских ювелиров: золотые и серебряные браслеты, кольца и перстни, ожерелья, подвески, броши, выполненные в различной технике: гравировки, чеканки, скани, бугорчатой скани.

Лихачев не жалел ни денег, ни сил для своей татарской коллекции, подбирая предмет к предмету и составляя целостный ряд тех или иных вещей. Огромна заслуга коллекционера в сохранении этих предметов, которые могли быть безвозвратно утеряны для нас.

Впервые в Казани благодаря А. Ф. Лихачеву в общедоступном городском музее была выставлена такая обширная коллекция татарской одежды, украшений и предметов интерьера, наглядно демонстрировавшая мастерство татарского народа, его самобытность, высокий уровень развития его материальной и духовной культуры.

Замечательна коллекция марийских вещей, собранная Лихачевым: полотенца, скатерти, головные уборы, одежда, представляющая прекрасные образцы домашнего ткачества и национальной вышивки горных и луговых марийцев, до настоящего времени вызывающая повышенный интерес исследователей, интересующихся бытом этого народа.

В этнографической части собрания Лихачева были и чувашские, мордовские, удмуртские, русские вещи.

Т.А Крюкова, много лет изучавшая этнографические коллекции по народам Поволжья и Урала в различных музеях страны считала, что лихачевская  этнографическая коллекция составила основу этнографического собрания Казанского городского музея, что ее ценность заключается в ее целостности.[5]

В залах Лихачевского отдела городского музея заняла достойное место и его художественная коллекция, насчитывавшая более 400 единиц. Здесь, несомненно, преобладает западноевропейская живопись,  имеются  «произведения почти всех классических европейских школ: итальянской, испанской, голландской, фламандской, немецкой, французской, — представленные известными, а порой и очень громкими именами».[6]

Среди них картины известного голландского пейзажиста Яна  ван Гойена («Пейзаж»), одного из самых прославленных живописцев Фландрии XVII века Давида Тенирса Младшего («Игра в карты»), лучшего итальянского пейзажиста XVIII века Джованни Антонио Канале («Вид Венеции»), французских портретистов Пьера Миньяра («Портрет неизвестной»), Никола Ларжильера («Портрет неизвестного»), Жана — Марка Натье «Портрет неизвестной» и др.[7]

Из русских художников в коллекции А. Ф. Лихачева собраны произведения таких известных мастеров живописи, как Д. Г. Левицкий, представленный  картиной «Портрет купца А. И. Борисова» (датируемой 1788 г.), В. А. Тропинин «Портрет Т. К. Карпаковой» (написанной ориентировочно в 1828 г.).

В основном, в коллекции русской живописи можно видеть произведения художников второй половины XIX века:  В. Г. Перова (картина «Народный увеселитель (уличная сцена в Париже)»), И. И. Шишкина («Швейцарский пейзаж»), В. Г. Худякова, И. И. Журавлева, А. В. Гине, А. В. Егорова и др.[8]

Благодаря собирательской деятельности А. Ф. Лихачева жители Казани могли приобщиться к шедеврам мировой и отечественной художественной культуры. Коллекцию живописи гармонично дополняло замечательное собрание скульптуры, украсившая залы Казанского городского музея.

Отметим, что переданная в городской музей Лихачевская коллекция живописи долгие годы оставалась единственным общедоступным художественным музеем городе, в этом смысле, конечно же ценность этой части собрания А. Ф. Лихачева нельзя переоценить.

Важное значение придавал коллекционер приобретению художественного фарфора. Как известно, родиной фарфора является Китай, где он был изобретен в V – VI  вв и долгое время фарфор производили только в Китае, и в Западной Европе он очень высоко ценился. Казанский городской музей благодаря собирательской деятельности А. Ф. Лихачева мог похвастаться весьма древним китайским фарфором, особенно интересна  чашка, которая датируется ориентировочно XII веком, много в его коллекции китайского фарфора (блюда, большие напольные вазы и пр.), относящегося к XIX веку.

Он видимо стремился собрать у себя и образцы наиболее известных знаменитых фарфоровых заводов Западной Европы (Германии, Англии, Франции)  и России (Императорского, Гарднера), которые появились в XVIII веке. Музей до сих пор гордится очень редкой вещью — декоративной тарелкой Императорского фарфорового завода, датируемой специалистами 1760 –ми годами, вазами этого же завода, изготовленными в начале XIX века, принадлежавшими великому князю Михаилу Павловичу и многими другими предметами из коллекции  А. Ф. Лихачева.

Собранные коллекционером предметы из бронзы (часы, подсвечники и пр.), стекла, терракоты, глины и т. д. заняли достойное место в Казанском городском музее, где, как известно, они составили отдельный  «Музей А. Ф. Лихачева».  Такое положение, когда существовал музей в музее, в то время и позже, критиковали  многие музееведы и историки, аргументируя свою критику тем, что многие коллекции в результате этого повторялись.

Мудрость и дальновидность Ивана Федоровича  Лихачева и членов Совета музея, отстаивавших необходимость отдельного «Музея А. Ф. Лихачева», тем не менее, была оправдана. Это действительно был памятник достойного уважения многолетнего, посторонним людям незаметного, а многим и совсем непонятного, труда истинного ученого, краеведа, Коллекционера.

Бесспорно городу Казани «повезло», что уникальная коллекция А. Ф. Лихачева оказалась в городском музее. Именно она долгие годы определяла облик его музейного фонда. К 1918 году в городском музее было собрано более 60 тысяч предметов, а 40 тысяч из них составляли экспонаты Лихачевского отдела.

Назипова Г.Р.Казанский городской музей. Очерки истории 1895-1917 годов. – Казань: «Кazan-Казань», 2000. – 272 с.

[1] Сингатуллина А. «Коллекция большого сундука» и другие. Из истории нумизматического собрания// Казань. – 1997. — № 8-9, ее же. Монеты древнего Булгара //Татарстан. –1997. — № 10.

 

[2] См.: Бугров Д. Лихачев коллекциясе//Мирас, 1993.- № 11.

[3] Тураев Б. А. Описание египетского собрания Музея древностей при императорском Казанском университете. – СПБ,  1903.

[4] См.: Валеев Ф. Х. Народное декоративное искусство Татарстана. – Казань, 1984; а также: Валеева – Сулейманова Г. Ф., Шагеева Р. Г. Декоративно – прикладное искусство татар. – М., 1999; Воробьев Н. И. Казанские татары (Этнографическое исследование материальной культуры дооктябрьского периода).- Казань, 1953; Суслова С. В. Женские украшения казанских татар середины XIX – начала ХХ в. – М., 1980 и др.

[5] См.: Крюкова Т.А. Указатель этнографических коллекций народов Поволжья / Государственный музей ТАССР. – Казань, 1958.

[6] Ключевская Е. Коллекция. // Советская Татария, 1992, 6 июля 1992 г. — С. 7. Портрет, опубликованной в этой статье ошибочно назван портретом Ивана Федоровича Лихачева, в то время как на нем изображен Петр Федорович Лихачев.

[7] См.: Могильникова Г. А. Музей изобразительных искусств Татарской АССР. Живопись. – Л.: Художник РСФСР, 1978.

[8] Там же.